Previous Entry Share Next Entry
Антисемитское учебное пособие Барсенкова и Вдовина с исторического факультета МГУ
rstein1956
Антисемитское учебное пособие Барсенкова и Вдовина с исторического факультета МГУ

Привожу выдержки из учебного пособия профессора МГУ А.С. Барсенкова и А.И. Вдовина в читаемом виде: 
"В конце 30-х годов политика явно определялась стремлением сгладить вполне очевидные диспропорции в представленности национальностей в структурах власти. По представленности в партийном и государственном аппаратах, в сферах науки и искусства к 30-ым годам с большим отрывом от других лидировала еврейская национальность. А в 30-ые годы такое фактическое неравенство стало восприниматься как ненормальное положение. Оно усугублялось начавшейся после прихода Гитлера к власти игрой нового германского руководства на противоречиях в СССР, для дискредитации якобы еврейской большевистской власти в глазах угнетенных ею народов. Власть была вынуждена с этим считаться. Поначалу ее действия носили чисто декоративный характер. Летом 1936 г. И.В. Сталин позвонил главному редактору газеты «Правда» Л.З. Мехлису и предложил дать русские псевдонимы евреям, работавшим в редакции. Совет был принят к немедленному исполнению. Вскоре декорации были отброшены. В мае 1939 г. при назначении В.М. Молотова на пост наркома иностранных дел Сталин сказал ему: «Убери из наркомата евреев». «Слава Богу, что сказал! – говорил впоследствии Молотов. – Дело в том, что евреи составляли там абсолютное большинство в руководстве и среди послов. Это, конечно, неправильно».

«Фашистская пропаганда и оккупационная политика не могли не обострять существовавшие в стране противоречия, в частности, в межнациональных отношениях. Одним из результатов этого стала подлинная трагедия еврейского населения на оккупированной гитлеровцами территории СССР. На неоккупированной территории «еврейский вопрос» обострялся из-за явного несоответствия представленности этой национальности в руководящей и культурной элите, среди эвакуированных и на фронте, на чем особенно успешно играли гитлеровцы. Согласно переписи 1939 г., евреи насчитывали 1,8% населения СССР, к началу войны их доля в населении увеличилась до 2,5%. По данным на начало декабря 1941 г., евреи составляли 26,9% от всех эвакуированных из районов, которым грозила оккупация гитлеровскими войсками. Среди мобилизованных на фронт евреи составляли 1,4%» (стр. 338).

«После войны евреи составляли 1,3% населения СССР. В то же время, по данным на июль 1946 г., среди ведущих сотрудников Совинформбюро евреев насчитывалось 48%, русских – 39,6%. По данным на начало 1947 г., среди заведующих отделами, лабораториями и секторами Академии наук СССР по отделению экономики и права евреев было 58,4%; по отделению химических наук – 33, физико-математических наук – 27,5; технических наук – 25. В начале 1949 г. 26,3% преподавателей философии, марксизма-ленинизма и политэкономии в вузах страны были евреями. В академическом Институте истории они составляли в начале 1948 г. 36% всех сотрудников, в конце 1949 – 21%. При создании Союза советских писателей в 1934 г. в московскую организацию было принято 351 человек, из них писателей еврейской национальности – 124 (35,3%), в 1935–1940 гг. среди вновь принятых писателей этой национальности насчитывалось 34,8%; в 1941–1946 – 28,4; в 1947–1952 – 20,3%. В 1953 г. из 1102 членов московской организации Союза писателей русских было 662 (60%); евреев – 329 (29,8); украинцев – 23 (2,1); армян 21 (1,9); других национальностей – 67 человека (6,1%). Близкое к этому положение существовало в ленинградской писательской организации и в Союзе писателей Украины» (стр. 424).

Авторы учебного пособия Барсенков и Вдовин сознательно утаивают важную для понимания сути событий информацию. Они манипулируют фактами и дезинформируют читателей с целью разжигания неприязненного отношения к евреям. Они пытаются создать впечатление, что евреи избегали мобилизации и службы на фронте, предпочитая эвакуироваться и отсиживаться в тылу, необоснованно занимали должности в партийном и государственном аппаратах, в сферах науки и искусства, создавая неравенство и диспропорции не в силу объективных факторов, а по кумовству.

Авторы пособия почему-то не пишут, что высокий процент евреев среди эвакуированных естественным образом соответствовал их доле в городском населении районов, которым грозила оккупация гитлеровскими войсками в первые месяцы войны. Ведь это были районы традиционного проживания евреев - бывшая черта оседлости. Приводя национальный состав эвакуированных, авторы ничего не сообщают о социальном составе. А это важнейшая информация потому, что эвакуировали в первую очередь квалифицированных работников, оборудование и специалистов оборонных предприятий, которые потом в тылу круглые сутки ковали оружие Победы. Евреи инженеры, конструктора и руководители производства составляли костяк оборонной промышленности СССР в 30 — 40 годы.

Не говорят Барсенков и Вдовин и о том, что процент евреев среди мобилизованных на фронт естественно соответствовал их доле в населении тех районов, где шла мобилизация. Чем дальше на восток, тем меньше. Они сознательно сопоставляют национальные проценты мобилизованных по всей территории СССР целиком, хотя им прекрасно известно, что большая часть евреев оказалась в оккупированных районах. При этом авторы умалчивают, что по мере перемещения линии фронта на восток менялись параметры мобилизации, расширялись призывные возраста и отменялись брони. 

Не утруждают себя авторы пособия и информированием читателей о том, что высокая доля евреев во всех слоях интеллигенции СССР отражала сложившееся к моменту революции 1917 года различия в социальном составе и соотношение уровня грамотности евреев и других народов.

По данным переписи 1897 года свыше половины еврейского населения Европейской России (без Царства Польского) в возрасте 10 лет и старше была грамотной (52%), что почти вдвое превышало средний уровень по стране (28%) и примерно соответствовало грамотности среди всех горожан. Грамотность у евреев мужчин в возрасте от 20 до 49 лет составляла 72%. Только среди протестантских народов (немцы, латыши и эстонцы) уровень грамотности был выше, чем у евреев. Данные переписи 1897 года являются последними предреволюционными, следующая перепись проводилась только в 1926 году. Однако известно, что основная часть населения России была крестьянской и неграмотной вплоть до ликвидации неграмотности в 20-30-е годы. Только к 1916 году в России фактически было введено всеобщее начальное образование для детей. Среди русских призывников 1914 года грамотность составляла уже 70-80%. Поэтому соотношения, зафиксированные переписью 1897 года, к моменту революции 1917 года качественно сильно измениться не могли. Более того, были оккупированы и не вернулись в состав страны западные губернии, где в предвоенные годы вкладывались большие средства в образовательную инфраструктуру, и где уже достигнутый уровень грамотности заметно повышал средние данные по империи.

Грамотность является основой и необходимым условием для получения начального, среднего, высшего образования и для осуществления любой деятельности, связанной с интеллектуальным трудом и руководством. Такова специфика IXX и ХХ века. Поэтому грамотность молодого и взрослого человека сразу после революции и в 20-е годы оказывалась решающим фактором и для дальнейшего получения образования и для формирования кадров. Руководящие кадры, техническая и творческая интеллигенция, работавшие в 30-е, 40-е и 50-е годы, в основном получали образование и приобретали опыт практической работы, накапливали квалификацию в послереволюционные 20-е и 30-е годы.

Важны были и социальные факторы. Перепись 1897 года зарегистрировала в Российской империи 125 640 021 жителя, из них в городах проживало 16 828 395 человек (13,4%). Уровень грамотности составил 21,1%, причем среди мужчин он был существенно выше чем среди женщин (29,3% и 13,1%, соответственно). По вероисповеданию, крупнейшие конфессии, в порядке убывания, составили: православные — 69,3%, магометане (мусульмане) — 11,1%, римо-католики — 9,1% и иудеи — 4,2%. Основными сословиями по данным переписи 1897 года в России были: крестьянство — 77,5%, мещане — 10,7%, инородцы — 6,6%, казаки — 2,3%, дворяне(потомственные и личные) — 1,5%, духовенство — 0,5%, почетные граждане (почетные и личные) — 0,3%, купцы — 0,2%, прочие — 0,4%.
При этом распределение лиц иудейского вероисповедания по роду занятий по данным переписи было следующим: 43,6 % — мелкие ремесленники, 14,4 % — портные и швеи, 6,6 % — плотники, 3,1 % — слесари, остальные занимались торговлей и другими формами обслуживания или не имели определённых занятий.

Социальная структура еврейского населения в конце 19 и начале 20-го веков представляла собой следующее - высший класс (купцы и банкиры) Эта часть населения испытывала ограничения, связанные с вероисповеданием, только в начале деятельности, когда она ещё не входила в состав высшего класса. Интеллигенция (врачи, адвокаты, преподаватели), численность которой к этому времени значительно возрастала, наиболее остро ощущала ограничения правительства. Её деятельность всячески затруднялась законами и царскими указами. Эта группа населения проживала в крупных городах. Средняя и мелкая буржуазия (торговцы, ремесленники, часовщики, стекольщики, портные и т.п.) Они составляли значительный процент населения Черты оседлости. Эта часть населения испытывала полностью действие ограничительных законов и подвергалось давлению местной администрации. Довольно многочисленный пролетариат, проживавший в Черте оседлости, на долю которого все действовавшие ограничения выпадали в полной мере.

Законодательство Российской империи содержало более 60 ограничений для евреев. В 1908 г. Совет министров принял постановление о введении во всех государственных высших учебных заведениях, «за исключением консерватории», процентной нормы для евреев и был запрещен полностью прием евреев в ряд высших учебных заведений (Электротехнический институт и Институт инженеров путей сообщения в Петербурге, Сельскохозяйственный институт в Москве, Домбровское горное училище (в Царстве Польском), театральные училища в Москве и Петербурге). 22 августа Совет министров установил повышенную процентную норму для евреев в гимназиях и реальных училищах: число евреев в них не должно было превышать в черте оседлости 15 %, во внутренних губерниях — 10 %, в Москве и Петербурге — 5 %. Но эта норма была распространена и на частные гимназии. В 1911 г. процентная норма была впервые введена для тех, кто сдавал экзамены за гимназический курс экстерном (как делали многие евреи). В 1912 г. Сенат запретил назначать евреев помощниками присяжных поверенных.

В начале XX века в российском законодательстве произошло важное изменение: если до этого дискриминационные нормы касались лишь лиц иудейского вероисповедания, то с этого времени и крещёные евреи подвергались ограничениям. В частности закон, принятый в 1912 году, установил запрет на производство в офицерское звание крещеных евреев, их детей и внуков. Таким образом еврейство стало определяться по этническому признаку. Крещеных евреев и их детей перестали принимать в Военно-медицинскую академию. В изданных в 1912 г. дополнениях к «Правилам о приеме в кадетские корпуса», запрещалось зачислять в них детей еврейского происхождения, даже если крестились их отцы или деды.

Напуганные погромами 1881-82 гг. десятки тысяч евреев бежали из России и сосредоточились в Германии и Австро-Венгрии, ожидая возможности уехать в США. В 1881—1914 гг. Россию покинули 1 млн. 980 тыс. евреев, 78,6 % евреев, покинувших Российскую империю в этот период (1 млн. 557 тыс. человек) прибыли в США, лишь немногие ехали в Палестину, Аргентину и другие страны.

В отличие от крестьянской массы, составлявшей абсолютное большинство населения России, евреи были социально активны, стремились к образованию, получению свободных профессий и к развитию прогрессивного по сравнению с феодализмом капиталистического, буржуазного общества. После октябрьской революции 1917 года значительная часть российской интеллигенции была уничтожена в ходе красного террора, гражданской войны или эмигрировала. Между 1917 и 1925 годами Россия потеряла в разных секторах «высокотехнологичной» промышленности от 70 до 90 процентов наиболее квалифицированных кадров. Многие оставшиеся были ограничены в правах по классовой или социальной принадлежности. Формирование новых образованных слоев советского общества после революции и в 20-годы происходило в основном не из неграмотных крестьян, а из представителей других бывших сословий. Процесс этот шел в примерном соотношении 5 миллионов грамотных евреев к более чем 8,5 миллионов грамотных в основном православных горожан.

Что бы не понимать естественных процессов и явлений надо быть профессором истории МГУ или идеологом ЦК КПСС. Хотя в данном случае мы явно имеем дело не с недопониманием, а с фальсификаторской методологией, которая заключается не столько в лживости данных, сколько в неполноте данных. Умолчание данных — одна из форм фальсификации. Цифры и цитаты из документов приводятся авторами выборочно и в отрыве от региональной, демографической и социальной статистики. Факты вырываются из подлинного исторического контекста и помещаются авторами в контекст их собственных, навязываемых читателям шовинистических воззрений. 
 
Однако, для демонстрации тенденциозности освещении еврейского вопроса в этом учебном пособии важно отметить не только упомянутые в нем цифры и факты, но и обойденные авторами молчанием.

Вот некоторые цифры НЕ ВОШЕДШИЕ в учебное пособие: 

Общее число евреев в предвоенном СССР составляло 5.170.000. По оценочным данным гитлеровцы и их союзники из числа местных фашистов уничтожили от 2,75 до 2,9 млн. евреев. По данным Центрального архива Министерства обороны России, в ходе войны с Германией в войсках насчитывалось около 501 тысячи евреев, в том числе 167 тысяч офицеров и 334 тысячи солдат, матросов и сержантов. По данным этого же архива за годы войны погибло в боях, умерло от ран и болезней, пропало без вести 198 тысяч военнослужащих-евреев. Это составляет 39,6 % от их общего числа. Из оставшихся в живых 300 тысяч воинов-евреев 180 тысяч (60 %) были ранены, из них более 70 тысяч (38 %) — ранены тяжело. Среди различных родов войск их распределение было таким: в авиации - 7,2%, военно-морском флоте - 14,7%, в механизированных и бронетанковых частях - 19%, в артиллерии - 14%, в сапёрных частях - 5%, в войсках связи - 3%, в пехоте - 27,1%. Достаточно велико было участие женщин-евреек в Красной армии и партизанских формированиях. По оценкам в авиации, сухопутных войсках, частях ПВО и медицинских подразделениях состояло около 20 тыс. человек.

За весь период войны общее число награждённых распределялось:
Русские составляли - 66,49%, украинцы - 18,43%, белорусы - 3,35%, татары - 1,88%, евреи - 1,73%, казахи — 1,04%.
В расчёте на 100 000 населения эти цифры выглядят следующим образом: 
Русских - 6149, евреев - 5324, украинцев - 4804, татар - 4054, белорусов - 3759, казахов - 3116 чел.
На 1 апреля 1946 года число награждений евреев орденами и медалями составило 123 822, а с учётом послевоенных награждений к 1963 году — 160 772 человека.
Звание Героя Советского Союза во время Великой Отечественной было присвоено 131 еврею, в том числе 45 — посмертно. Ещё 8 погибли после присвоения звания Героя. С учётом послевоенных награждений это число Героев составило 157 человек. В пересчете на сто тысяч еврейского населения получается 6,83 Героя на сто тысяч. Впереди только русские — 7,66 Героя, затем, уже после евреев, идут украинцы — 5,88 и белорусы — 4,19.
Руководителем героической обороны Брестской крепости был комиссар Ефим Моисеевич Фомин. Всего же в числе защитников крепости было 14,2% евреев.

Вот об этих цифрах умолчали в своем учебном пособии Вдовин и Барсенков.

Выводы о тенденциозности их взглядов и антисемитском характере учебного пособия очевидны. 

После 1941г. политика партии фактически свелась к замалчиванию преступлений фашистов против евреев и к дискриминации советских евреев по национальному признаку (пресловутый пятый пункт). В конце 1948 г. были ликвидированы Еврейский антифашистский комитет и еврейские культурные учреждения. В 1949 г. началась кампания против «космополитов». Зловещая кампания достигла своего апогея в  деле врачей в 1953 г. В Советском Союзе царила погромная атмосфера. По некоторым сведениям, готовился грандиозный показательный антисемитский процесс и был составлен приказ о депортации всех евреев из европейской России в Сибирь и в Казахстан, чтобы «защитить их от гнева советской общественности». Лишь смерть Сталина и последовавшая за ней борьба за власть спасли евреев Советского Союза от уготованной им участи. Установился государственный антисемитизм. Все это привело к ускоренной деградации руководящих кадров в СССР и к массовой эмиграции советских евреев. Всего в 1970-2006 годах за пределы бывшего Советского Союза в основном в США, Израиль и Германию выехало почти 1,9 млн. евреев и членов их семей.

Сегодня эта эмиграция с выросшими на свободе детьми и внуками является самой многочисленной русскоязычной диаспорой в развитых странах и мостиком между современной Россией и Западом. Многие следят за жизнью в России. Многие приезжают в Россию делать бизнес, жить и работать. У многих есть друзья, родственники, знакомые. Эта диаспора заинтересована в расцвете России, а не в скатывании ее к нефтяному феодализму. Чем быстрее будут идти в России прогрессивные процессы развития, тем востребованнее будет она для блага России. Быстро нарастающие процессы технологической и информационной глобализации, особенно, развитие интернета и его проникновение не только в столицы но и в российскую провинцию мгновенно как виртуально так и реально вернули русскоязычную эмиграцию в российское культурное, политическое и экономическое пространство. Осознание этого феномена еще впереди. Впрочем, никто не ждет такого умственного подвига от историков МГУ. Их интересует другое, например, история общества «Память» или сочинения Шафаревича.

Особым мракобесием в ограничениях евреев в советские годы прославился МГУ. В период дискриминации евреев-абитуриентов различные ответственные посты в приемной и экзаменационных комиссиях занимали О.Б. Лупанов (стал деканом мехмата), В.А. Садовничий (нынешний ректор МГУ), В.Ф. Максимов, В.А. Прошкин, И.Н. Сергеев, А.А. Часовских, Я.В. Татаринов, А.Б. Шидловский, В.В. Федорчук, И.И. Мельников, С.В. Алешин, В.В. Вавилов, В.Н. Чубариков. Упомянутое здесь учебное пособие наглядно демонстрирует достижения этого научного и учебного заведения на этом поприще. А чрезвычайно низкий международный рейтинг ставит вполне справедливую оценку результатам работы этих патриотов.

Может быть для кого-то обсуждение учебного пособия Барсенкова и Вдовина представляется научной дискуссией и ученой полемикой. Вот например, в фильме Михаила Ромма "Обыкновенный фашизм" показаны научные изыскания антропологов Третьего Рейха. Они то же писали учебники, читали лекции и проводили семинары. Считались учеными и работали в университетах. Если забыли, пересмотрите еще раз. Можно вспомнить и фашистских ученых, ставивших опыты на узниках концлагерей. Некритичное, не содержащее подлинного научного анализа цитирование в учебном пособии тенденциозно подобранных советских документов по национальным вопросам является не научной и учебной деятельностью, а разжиганием национальной розни и пропагандой шовинизма.

Для меня и всех людей, немножко знакомых с тем, к чему приводит и чем на самом деле является такая "наука", дикостью является то, что в главном университете России на историческом факультете окопались мерзавцы и мракобесы, которые за деньги госбюджета промывают мозги студентам фашистской пропагандой.

Нормальной и естественной реакцией современного культурного и образованного человека, ознакомившегося с этим учебным пособием должно быть как раз именно обращение в прокуратуру, хоть бы и путинскую, и объявление бойкота этой шовинистической профессуре. 

О моральном падении шушеры, вставшей на защиту доморощенных профессоров геббелесовской истории, весь цивилизованный мир судит по простому принципу: Скажи мне кто твой друг, и я скажу, кто ты.

Текст: rstein1956.livejournal.com

Источники статистической и аналитической информации:

1. ЕВРЕИ В ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЕ
Иосиф Кременецкий. “Евреи при большевистском строе.” Миннеаполис. 1999.

2. Еврейское население бывшего СССР в ХХ веке. (социально-демографический анализ).
Константинов Вячеслав. Иерусалим. 2007. http://goo.gl/o77k

3. Солженицын А. И. Двести лет вместе: В 2 т. Москва . 2001, 2002.

4. Википедия. Евреи во Второй мировой войне. Антисемитизм. Ликбез. История евреев в России.

5. Создатели оружия Победы. http://www.jig.ru/history/001.html

6. Постсоветские евреи в современном мире. http://demoscope.ru/weekly/2007/0303/tema02.php


------------------------------------------------------------------------------------------------------------
Дополнительные материалы добавлены 19.12.2010
------------------------------------------------------------------------------------------------------------
В ЗАЩИТУ ИСТОРИЧЕСКОЙ НАУКИ
Обращение деятелей науки и культуры

Позорное судилище над учебным пособием А.С Барсенкова и А.И. Вдовина по истории России XX века (История России. 1917–2009. Учебное пособие для вузов. 3-е изд. М., 2010), устроенное в Общественной палате 6 сентября 2010 года, это судилище над всей отечественной исторической наукой. Более того, это судилище над здравым смыслом. Видимо, г-н Сванидзе, с недавних пор изображающий судью в телепередаче «Суд времени», на самом деле возомнил себя истинным демиургом истории, обладающим правом казнить и миловать. Наверное, именно поэтому г-н Сванидзе, как, впрочем, и его соратники уверены: история – это не место для дискуссий, а ученые-историки не могут иметь собственной точки зрения, собственной позиции, хотя все это им, как ученым и всем гражданам России, гарантировано Конституцией РФ (ст. 13, 29). Более того, за то, что ученые отстаивают собственную точку зрения, их нужно… судить за экстремизм!
Если сегодня инициатива г-на Сванидзе найдет поддержку во властных структурах или в обществе, то завтра с исторической наукой в России будет покончено: любая научная дискуссия рискует превратиться в бесконечную судебную тяжбу, где историческая истина станет выясняться с помощью встречных исков. А вслед за этим погибнет и вся остальная наука.
Считаем, что развернутая травля авторов учебного пособия - это удар по Московскому Университету, который по ряду научных вопросов занимает свою собственную позицию, что не устраивает определенные силы в нашем обществе. Это и стремление тех же сил поставить под запрет ряд исторических тем, запугать историческое сообщество. Все это создает опасность новой, "псевдодемократической" фальсификации истории.
Стыдно за тех историков, кто принял участие в этом позорном мероприятии. Как справедливо заметил по этому поводу известный политолог, журналист и телевизионный обозреватель Виталий Третьяков: «Один историк, пишущий “запрос в прокуратуру” на другого историка, не историк». Стыдно за Общественную палату, ведь господа Сванидзе, Брод и другие приложили максимум усилий, чтобы научные проблемы превратить в межнациональный конфликт.
Мы обращаемся к Общественной палате РФ, к научному сообществу, к гражданам России с призывом: одумайтесь, прекратите позорную травлю ученых!

Распутин В.Г., писатель, сопредседатель Союза писателей России, лауреат Государственных премий СССР и России,
Белов В.И., писатель, лауреат Государственных премий СССР и России,
Лихоносов В.И., писатель, лауреат Государственной премии России (Краснодарский край),
Бондарев Ю.В., писатель, Герой социалистического труда, лауреат Государственных премий СССР и России,
Исаев Е.А., поэт, председатель Высшего творческого совета Союза писателей России, Герой социалистического труда, лауреат Государственных премий СССР и России,
Шуртаков С.И., писатель, лауреат Государственной премии России,
Ганичев В.Г., председатель Союза писателей России, доктор исторических наук, профессор МГУ,
Сидоров В.М., народный художник СССР, лауреат Государственных премий СССР и России,
Харламов С.М., народный художник России, лауреат Государственной премии России,
Овчинников В.А., композитор, народный артист России,
Костров В.А., поэт, председатель Пушкинского комитета, лауреат Государственной премии России, профессор Литературного института,
Лощиц Ю.М., писатель, лауреат Большой литературной премии России,
Тарасов Б.Н., писатель, доктор филологических наук, ректор Литературного института им. А.М. Горького,
Бондаренко В.Г., писатель, литературный критик, главный редактор газеты «День литературы»,
Проханов А.А., писатель, главный редактор газеты «Завтра», лауреат Бунинской премии,
Куняев Ст.Ю., писатель, лауреат Государственной премии России,
Куличкин С.П., писатель, лауреат Большой литературной премии России, главный редактор «Военного издательства» МОРФ,
Ножкин М.И., поэт, народный артист России, лауреат Государственной премии России,
Назаров Ю.В., писатель, народный артист России, лауреат Государственной премии России,
Лобанов М.П., писатель, литературовед, лауреат Большой литературной премии России, профессор Литературного института,
Гуминский В.М., литературовед, главный научный сотрудник Института Мировой литературы РАН, доктор филологических наук, профессор,
Коняев Н.М., писатель, лауреат Большой литературной премии России (Санкт-Петербург),
Янин И.Т., сопредседатель Союза писателей России, доктор исторических наук, профессор,
Котькало С.И., сопредседатель Союза писателей России, главный редактор издательства «Ихтиос»,
Попов Г.А., поэт, лауреат Большой литературной премии России и премии ЦФО (Орел),
Сегень А.Ю., писатель, председатель Ассоциации исторических писателей России, лауреат Большой литературной премии России,
Кузьмина Е.Н., поэт, лауреат Большой литературной премии России (Архангельск),
Родионов А.М., писатель, лауреат Литературной премии им. Александра Невского (Барнаул),
Хайрюзов В.Н., писатель, лауреат Литературной премии им. Эдуарда Володина (Иркутск),
Молчанов В.Е., писатель, лауреат Большой литературной премии России (Белгород),
Кулькин Е.А., писатель, лауреат Большой литературной премии России и премии «Сталинград» (Волгоград),
Балков К.Н., писатель, лауреат Большой литературной премии России (Иркутск),
Исаев В.Н., писатель, лауреат Литературной премии им. Александра Невского,
Лугинов Н.А., писатель, лауреат Большой литературной премии России (Якутск),
Потанин В.Ф., писатель, лауреат Большой литературной премии России (Курган),
Мустафин Я.М., писатель, лауреат Большой литературной премии России (Башкирия),
Волков В.А., доктор исторических наук,
Воронин В.Е., доктор исторических наук,
Титков Е.П. доктор исторических наук,
Кабешев Р.В. доктор политических наук,
Никонов А.В., доктор исторических наук,
Перевезенцев С.В., доктор исторических наук,
Галкина Е.С., доктор исторических наук,Фомин В.В., доктор исторических наук
Крылов К.А., писатель, журналист, главный редактор Агентства Политических Новостей, главный редактор журнала "Вопросы Национализма".
------------------------------------------------------------------------------------------------------------

МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ имени М.В. ЛОМОНОСОВА исторический факультет
ВЫПИСКА ИЗ ПРОТОКОЛА №7 заседания Ученого совета исторического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова
от 22 ноября 2010 года

Присутствовало: 29 членов Совета из 37.

СЛУШАЛИ: Заключение экспертной комиссии о результатах проведенной экспертизы учебного пособия профессоров исторического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова А.С. Барсенкова и А.И. Вдовина.
ПОСТАНОВИЛИ:

1. Принять к сведению Заключение экспертной комиссии, созданной по решению Ученого совета исторического факультета МГУ имени М.В.Ломоносова от 15.09.2010 г. для проведения научной экспертизы учебного пособия профессоров исторического факультета МГУ имени М.В.Ломоносова А.С. Барсенкова и А.И. Вдовина.

2. Считать нецелесообразным использование учебного пособия профессоров А.С. Барсенкова, А.И. Вдовина «История России. 1917-2004» (М.: Аспект Пресс, 2005); «История России. 1917-2007» 2-е изд., доп. и перераб. (М.: Аспект Пресс, 2008); «История России. 1917-2009» 3-е изд., расшир. и перераб. (М.: Аспект Пресс, 2010) в учебном процессе при сохранении в нем имеющихся недостатков.

Результаты открытого голосования:
«за» - 24;
«против» - 2;
«воздержалось» - 3.

Председатель Ученого совета член-корреспондент РАН, профессор
С. П. Карпов
Ученый секретарь Ученого совета кандидат исторических наук
О. В. Солопова

  • 1

Как видим, фашистские законы "о расовой чистоте" впервы

60 законов, содержавших ограничения для граждан, исповедовавших иудаизм, и евреев по крови подписал царь-батюшка Николай Второй.

История воздала ему должное в подвале дома Ипатьева. Там расстреляли не столько царя и его семью, а главным образом его безответственную фашистскую политику, приведшую Российскую империю к катастрофе.

Мученическая смерть Николая II является наглядным уроком русским националистам и кремлевским империалистам.

Царь Николай, проводиший политику национального неравенства и притеснения целого народа по религиозному и этническому принципу, заслужил это возмездие сполна. Безответственность царя, как политика, стоила жизни и ему лично, и его семье и миллионам граждан России.

Притеснения других народов будь-то северные кавказцы, будь-то грузины или другие соседи России рано или поздно возвращается возмездием.

И сегодня происходящие в России теракты являются всего-лишь актом возмездия. Террористы ведь не выдвигают никаких требований. Только эти акты возмездия достаются простым людям, а не кремлевским руководителям, заслужившим это в полной мере.

  • 1
?

Log in